Розанов и Достоевский . К вопросу о нравственном парадоксе.

Natalia Kazakova, Long Island University

 

Если рассматривать личность Розанова, как знаковую фигуру эпохи имморализма, то необходимо проанализировать все аспекты становления его нравственного релятивизма и парадоксального этического сознания. Мыслитель выстраивал концептуальную основу своей нравственой свободы, выступая против моральной догмы общепринятых правил и законов, опираясь на парадокс. Интересно, что еще в 1889 году лукавый Розанов писал Страхову: Боже упаси меня писать когда-нибудь парадоксы, и самой громкой известности я никогда не куплю самым остроумным парадоксом. Понятие парадокса недалеко от понятия абсурда. Суть его заключается в модусе противоречия, в колебании между двумя взаимоисключающими истинами. Парадокс пересматривает общепринятые нормы, делает понятие истины относительным и ставит под сомнение возможность существования истины вообще.

Несмотря на искренность признания Страхову Розанов стал одним из самых загадочных парадоксалистов ХХ века. Правда у него были предшественники в веке предыдущем.У истоков подобного миросозерцания стоял Ф.М.Достоевский. Неслучайно, Розанов вспоминал, что читать Достоевского он начал еще в 6 классе гимназии и читал его всю жизнь. А Достоевский живет в нас. Его музыка никогда не умрет. Именно Достоевскому Розанов обязан своим личностным становлением и отчасти построением своего образа в творчестве. Но неожиданность выводов, психологическая установка на скрытую истину, нарочитая абсурдность многих утверждений Розанова в творчестве лишь поверхностно указывают на генетическую близость к Достоевскому. Анализируя Записки из подполья, Легенду о .Великом Инквизиторе, романы Достоевского , Розанов дает один из самых интересных ракурсов в видении творчества писателя. Он несомненно развивает идеи своего предшественника, на определенном этапе, преодолевая в себе Достоевского . Так, например, антиномией у мылителя становится само понятие нравственности. Мораль не является для него моралью, ибо суть ее неистинна. Подобное онтологическое разочарование в нравственной догме рождает противоречие. Если Достоевский лишь обозначил этический разрыв между традиционным видением морального Абсолюта, то именно Розанов логически завершил его.